Из архива...

Все, что касается нашего поселка...

Из архива...

Сообщение Alex 29 мар 2011, 19:43

Горький вкус сиротского яблочка

Юрий ПОЛЯКОВ 2007.04.12
Мое первое журналистское знакомство с Гвардейским интернатом состоялось восемь лет назад. Тогда, после выхода статьи «Тайны казенного дома», опубликованной в «Крымское Время», работники интерната подали в суд исковое заявление о защите чести и достоинства. Через год обиженные педагоги отозвали свои иски, а директор интерната уволилась «по состоянию здоровья». И не удивительно: на суде всплыли очень неприятные факты из жизни закрытого детского учреждения. Так, бывшие воспитанники интерната, приглашенные нами в суд в качестве свидетелей, среди прочего рассказывали, что их из года в год осенью выгоняли вместо уроков работать на поля одного из колхозов Симферопольского района. Сами ребята признавались, что были этому только рады: во всяком случае, за время полевых работ они успевали вдоволь наесться фруктов. Однако ответ на вопрос, был ли у интерната договор с сельхозпредприятием и почему дети почти всю первую четверть батрачили на полях вместо того, чтобы учиться, мы так и не получили. И вот история повторилась. В ходе недавней прокурорской проверки выяснилось, что детей-сирот из Гвардейского использовали на уборке яблок в одном из частных садов села Почтового Бахчисарайского района. Руководила бригадой несовершеннолетних местная жительница, оказавшаяся… дочерью главного бухгалтера интерната.

Кто из основных действующих лиц этой истории в сентябре прошлого года мог предположить, что все закончится именно так? Тогда пятерых «гвардейцев» снабдили сухим пайком, усадили в легковушку и строго-настрого наказали слушаться незнакомого дядю, который сидел за рулем машины. Спустя несколько недель с мальчишками уже беседовали сотрудники прокуратуры Симферопольского района. Следователей интересовал вопрос: где интернатовские ребята провели три дня — 9, 10 и 11 сентября? Вскоре показания пришлось давать и работникам интерната. Анонимка А началось все с банальной анонимки, написанной неким «доброжелателем» (видимо, из числа работников интерната). Как рассказал «КВ» прокурор Симферопольского района Владимир Смий, возглавляемым им ведомством была организована проверка. Правоохранителям без особого труда удалось выяснить, что разрешение на привлечение детей к «общественно-полезному труду» дала уже бывший директор интерната. Работники этого учреждения, с которыми удалось пообщаться корреспонденту «КВ», охарактеризовали своего вчерашнего патрона как человека мягкого и доброго. Говорят, что дети директора любили, постоянно толклись в ее кабинете и доверяли ей полностью. Однако беспредельная доброта и мягкость Натальи Георгиевны по отношению к своему главному бухгалтеру могла бы при определенном раскладе потянуть и на уголовную статью. Как показала бывший директор на допросе в прокуратуре, она не смогла отказать настоятельным просьбам бухгалтера: попросту не захотела портить с ней отношения. Никаких разрешительных документов на вывоз детей, разумеется, ею оформлено не было. Работники прокуратуры не обнаружили ни договора с собственником сада, ни приказа, разрешающего выезд детей за пределы Симферопольского района. Единственное, о чем попросила директор своего бухгалтера, — написать расписку о том, что она берет на себя ответственность за их жизнь и здоровье. Спецучреждение Интернат в поселке Гвардейское Симферопольского района — учреждение специализированное. Здесь воспитываются дети, в чьих медицинских картах значатся диагнозы, называть которые на страницах газеты было бы не совсем корректно. Помимо этого, все воспитанники интерната — сироты. У этих детей страшные судьбы. Одни из них находятся в подобных заведениях с рождения, родители других лишены родительских прав, третьих сдали сюда бабушки-опекуны, оказавшиеся не в состоянии справиться с воспитанием подрастающих чад. На территорию интерната через открытые настежь ворота я прохожу совершенно свободно. При желании можно было бы на редакционной машине подъехать прямо к центральному входу. А можно войти в здание интерната через столовую: его воспитанники — ребята общительные и готовы, судя по всему, любого незнакомца провести с черного хода. Неподалеку от забора ковыряют палкой землю двое мальчишек. Шестиклассники Артур и Андрей (так они представляются) корреспондента «КВ» с цифровым фотоаппаратом принимают за иностранца. — А вы не из Америки приехали? — спрашивают они. Оказывается, в интернате ждут иностранную благотворительную миссию с пасхальными подарками. Мальчишки уверяют меня, что ищут в земле кусочки алюминиевой проволоки. Зачем? Отвечают, что на соседней улице какой-то дядя принимает ее за деньги. Впрочем, поручиться, что «кладоискатели» говорят правду, я не могу. Из медицинских справочников можно почерпнуть сведения, что для детей с диагнозами, которые ставят здесь медики, характерны «отсутствие критериев реальности восприятия». Само здание интерната внешне выглядит удручающе. И тем не менее его фасад смотрится не хуже осыпающихся фасадов некоторых школ, в фонды которых, в отличие от интернатных учреждений, регулярно капают «благотворительные» родительские средства. Восемь лет спустя За истекшие восемь лет после судебного процесса в Гвардейском интернате поменяли трех директоров — всякий раз по причине грубых нарушений, выявленных контролирующими инстанциями. И тем не менее заместитель директора по воспитательной работе Валентина Шебедина уверяет, что за прошедшее время многое в интернате изменилось к лучшему. Да, контингент детей очень тяжелый — дай Бог, чтобы некоторые из воспитанников интерната писать и читать научились. Однако дети теперь не бегут отсюда так, как раньше, да и на питание одного ребенка выделяется двадцать гривен в день, а не гривна двадцать копеек, как прежде. То, что произошло здесь прошедшей осенью, Валентина Шебедина называет «очень неприятной историей». Признается, что сама получила выговор, хоть непосредственно разрешения на привлечение детей к сельхозработам не давала. Какие-либо комментарии без нового директора она давать отказалась. Для того чтобы пообщаться с детьми, оказавшимися в центре внимания прокуратуры, предложила нам приехать в другой раз, предварительно договорившись с новым руководителем интерната. Впрочем, больше, чем сказали дети работникам прокуратуры, они вряд ли уже скажут. А в протоколах бесед следователей с мальчишками, задействованными на уборке яблок, записано, что трудились несовершеннолетние на частной плантации три дня. Вставали в семь утра, завтракали — и на работу с перерывом на обед. Пахали в общей сложности более 10 часов в день. Спали все пятеро в доме дочери бухгалтера поперек дивана. Для работы были отобраны наиболее крепкие ребята из самого старшего, девятого, класса. Вернувшись в интернат, один из мальчишек оказался на больничной койке с острым респираторным заболеванием. Впрочем, «работодатели» с детьми обошлись «по совести»: за работу мальчишки получили четыреста гривен. Сколько заработали на собранных детьми яблоках хозяева сада, история умалчивает — надо полагать, коммерческая тайна. Вместо эпилога Любая история, даже очень неприятная, имеет свой конец. Завершение нашей истории можно назвать почти благостным. Пройдет совсем немного времени — зацветет и заблагоухает яблоневый сад в Почтовом. В этом году он наверняка вновь порадует хозяев обильным урожаем. Главный бухгалтер интерната Н. Шкулипа продолжает в учреждении добросовестно сводить дебет с кредитом. Бывший директор получила от местных властей разрешение на открытие детского дома семейного типа. Она уже взяла на воспитание нескольких сирот. В том числе — из Гвардейского интерната.
http://www.time4news.org/content/gorkii ... -yablochka
Alex

 
Сообщений: 485
Зарегистрирован: 22 мар 2011, 20:16

Вернуться в Гвардейское


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron